ФЭНДОМ


«Она была его частью несколько поколений до его рождения. Она обучала его отца и отца его отца. Она помогла воспитать его, была его наставницей, его другом, его первой любовью, его женой, матерью его детей, в прошлом она была для него всем. Она всегда была там.»

― Доктор о Пейшенс[Источник]

Пейшенс
Прозвища: Пациент, Терпение
Раса: Повелительница Времени
Место рождения: Галлифрей
Появления: Холодный синтез
Доктора бесконечности
Актёр озвучки: Кристин Кэвэна

Пейшенс была женой Омеги, Другого и в некоторых вариантах - Доктора.

На самом деле её собственное имя нигде не упоминалось. Нашедшие её в мумифицированном состоянии колонисты теллурианцы присвоили ей кодовое имя Пациент, поскольку состояние её тела было настолько плохим, что они не могли определить её пол и видовую принадлежность. Затем Тиган Джованка обратила внимание, что нельзя называть спасённую соплеменницу Доктора Пациентом (англ: the Patient) и выбрала для неё в качестве имени созвучное в английском слово Patience (терпение).

БиографияПравить

Пейшенс родилась в Доме Блайледж на планете Галлифрей ещё во времена, когда галлифрейским обществом руководили пифии. Она вышла замуж за Омегу, была свидетельницей того, как Рассилон, Омега и Другой перекроили галлифрейское общество и науку. Она провожала всех троих в экспедицию к Ккабе, во время которой пропал Омега, но было создано Око Гармонии, обеспечившее энергией временные капсулы. (ТВ: Три Доктора, ПРОЗА: Доктора бесконечности)

Когда Другой вернулся из длительного испытательного полёта в одном из первых временных кораблей и исследования Временной воронки - он сделал Пейшенс предложение, которое было принято. Они прожили вместе довольно долго, создали большую семью и родили тринадцать детей, пока действующий в то время Лорд Президент не сделал рождённых галлифрейцев мишенью для преследования. Однако Пейшенс успели вывезти с Галлифрея. (ПРОЗА: Холодный синтез)

«- Кто вы?
Он был очень стар, как так вообще могло быть, ведь старых людей (на Галлифрее - прим. переводчика) больше не было. Он шел под арками Обители, опираясь на трость со странными письменами на рукоятке. В тенях позади него скользил чей-то тёмный силуэт. Капитолий снаружи был охвачен огнём.
- Нет-нет, я никак не могу ответить на этот вопрос...
- Вы носите кольцо моего мужа.
Он поднял руку к свету, осмотрел кольцо, и прижал к груди.
- Да. Ношу.
- Пожалуйста, остановите их - они ищут мою невестку, они убьют её ребенка.
Он похлопал её по плечу.
- Ваша внучка родилась десять минут назад. Я был там. Она в порядке, в полном порядке.
- Девочка? Где она?
- Её увезут подальше отсюда. Я заберу её прочь от этого безумного мира вампиров и валеярдов. Но сначала надо позаботится о твоей безопасности.
- Моей?
Он взял её за руку.
- Пойдём, моя дорогая.
»

― Пейшенс и Доктор[Источник]

ТАРДИС Другого с запертой в нём Пейшенс упал на планету (создав возмущение во временной воронке) и пролежал в её недрах довольно долгое время, пока не был обнаружен учёными-колонистами с Земли в 26 веке. Особая физиология Пейшенс позволила ей сохранить жизнь до этого времени, но не качество жизни. К тому моменту, когда её извлекли люди - её тело было больше похоже на мумию, или на то, что случилось с Мастером - теллурианские учёные не смогли определить ни её вид, ни пол, ни тем более помочь ей восстановиться из такого состояния. Как часть проекта по исследованию найденной Машины (т.е. прототипа ТАРДИС) её переместили в центральную лабораторию, в криокамеру и присвоили кодовое название Пациент.

Именно там и в таком виде её нашёл Пятый Доктор. Физическое состояние Пейшенс не позволяло ей говорить, поэтому она инициировала телепатический контакт, в процессе которого Доктор, по-видимому, запустил её регенерацию (Пейшенс рождённая галлифрейка и, предположительно, пифия, изначально у неё не было возможности регенерировать. Однако, она была на Галлифрее, когда Рассилон выпускал вирус, а так же провела очень много времени в ТАРДИС, так что либо её организм приобрел это свойство во время эпидемии, либо просто накопил избыток артронной энергии и мутировал, и откликнулся на присутствие соплеменника). После регенерации она перешла в целебный транс. (ПРОЗА: Холодный синтез)

Однако местные учёные собирались сделать из Пейшенс нечто вроде подопытного кролика и видели в ней только представителя потенциально враждебной расы, поэтому Доктор и Тиган выкрали её из лаборатории. После долгого периода "мумификации" и регенерации её воспоминания были спутаны, но Доктор телепатически помог ей разобрать первые воспоминания, а затем она уже успешно справлялась сама.

Когда Пейшенс оправилась после регенерации, она помогла Доктору установить дистанционное управление на свой ТАРДИС, чтобы отправить корабль обратно на Галлифрей. Таким образом никто не стал бы преследовать Пейшенс, восстанавливались повреждения временной воронки, появившиеся в результате полёта повреждённого корабля и прекращалось вторжение Феруту (аналога Повелителей времени из параллельного мира, где вместо науки развивалась магия) на земную колонию.

Однако фанатичный генерал Мэдфорд, чьё содействие понадобилось Доктору и Пейшенс, чтобы попасть к Машине, погрузил на ТАРДИС два десятка бомб огромной разрушительной силы, и, чтобы Доктор и Пейшенс не смогли развернуть или перенаправить корабль, застрелил Пейшенс, которая являлась ключевым звеном для осуществления управления. После смерти её тело в буквальном смысле растворилось с воздухе.(ПРОЗА: Холодный синтез)

Пейшенс не умерла. Её сознание спас Омега и забрал во вселенную антивещества. Омега имел возможность спасти её полностью, но предпочёл сохранить как компанию, и потом использовать в качестве приманки для Доктора для своего побега. Какое-то время Пейшенс и Доктор оставались во вселенной антивещества и такое существование их вполне устраивало, если бы не действия Омеги за пределами сингулярности. Она убедила Доктора, что он должен вернуться и остановить Омегу и тем самым спасти Галлифрей и Паутину Времени от разрушения. Поскольку тело Пейшенс было давно уничтожено, её существование в мире антивещества зависело от воли и сознания управителя сингулярности. И хотя она сама могла в теории стать таким управителем, нет никаких данных о том, удалось ли это, или её существование прекратилось, когда Доктор покинул пределы сингулярности, чтобы помешать плану Омеги. К этому моменту Пейшенс было уже больше 2 миллионов лет. (ПРОЗА: Доктора бесконечности)

Внешность Править

Первое воплощение Пейшенс описано так:

Женщина на картине была похожа на кошку, чёрное каре и глаза такого ярко-зелёного цвета, что они могли бы показаться неестественными, если бы не были настолько уместными. Она была стройная, с обнажёнными, покрытыми веснушками плечами. Эта женщина выглядела гораздо старше и мудрее, чем её внешность. Эта картина была лишь её тенью, словно она запечатлела лишь одну из граней страстной, умной, очаровательной личности. Платье на ней было архаичное, из ниспадающей золотой ткани, которую галлифреянки не носили уже несколько столетий ... Плечи у неё были оголены, на шее висело ожерелье с голубым кулоном, а в руке у неё был свиток.

  — (ПРОЗА: Доктора бесконечности)
Описания второй регенерации отрывочны - длинные светлые волосы, серо-голубые глаза, высокие скулы и полные красные губы, хорошо выраженная, стройная высокая фигура. Она предпочитала носить длинные свободные платья с широким поясом. (ПРОЗА: Холодный синтез, Доктора бесконечности)

Теперь, когда к ней вернулся румянец, она была невозможно красива. Даже в больничной рубашке, без макияжа, она оставляла фору Джерри Холл...

 

She was impossibly beautiful now that the colour had returned to her face. Even in a hospital gown, without makeup, she put Jerry Hall to shame...

  Тиган о поправившейся Пейшенс, ПРОЗА: Холодный синтез

Пейшенс носила серебряную цепочку с сапфировым кулоном, которую после её гибели долгое время хранил Доктор, а сам он носил кольцо с таким же камнем. (ПРОЗА: Доктора бесконечности)

Цитаты Править

- Но вы уверены в том, что она Повелитель времени? - спросил генерал-губернатор Мэдфорд.
- Только мы можем регенерировать. - заверил его Доктор.
- И все представители вашего вида имеют одинаковое биохимическое, генетическое и физиологическое устройство? - уточнил врач.
- Ну да. - ответил Доктор, смущённый как вопросом, так и ходом его рассуждений.
- Генерал-губернатор, - произнёс врач, - эти два субъекта относятся к разным видам. - он коснулся экрана, и на нём появились две схемы, Пейшенс и Доктора.

 

‘But you are sure that she is a Time Lord now?’ Provost-General Medford prompted.
‘Only we can regenerate,’ the Doctor assured him.
‘And members of your race all have the same biochemistry, genetic make-up and physiological structure?’ the medical officer asked.
‘Well yes,’ the Doctor replied, a little confused by the question and where it was leading.
‘Provost-General,’ the medical officer announced, ‘the two subjects are from different species.’ He touched the screen, and a diagram of the Patient’s body appeared alongside the Doctor’s.
‘As you can see, she only has one heart. A number of other organs are a different size, configuration or shape.
‘Is it a gender difference?’ Medford asked, but both the medical officer and the Doctor were shaking their heads.
‘Their blood has a completely different composition, as do the hormones and pheromones. Her DNA is closer to the Doctor’s than to a human’s, but it is in no way identical – they are about as different as human DNA is from that of a chimpanzee.’
‘They are from the same planet?’
‘It is a strong possibility that they have a common ancestor, Provost-General, but I cannot confirm or deny that at this stage. As an interesting aside, the Doctor’s own DNA has been subject to genetic manipulation at some point in his past, many generations ago.’
‘My people sought to improve on their physical form, long ago. Advances in medical science helped to prolong our lifespans, to make us more resistant to disease.’
‘And all... Time Lords were altered in this way? Medford asked.
‘Well, yes,’ the Doctor said. ‘Any other way would have been terribly unfair.’
‘The female subject shows no evidence of such genetic engineering,’ the medical officer announced triumphantly. ‘The only conclusion is that she is not of your race.’
‘Oh,’ the Doctor said softly. He gazed at the diagram of the Patient again, trying to find a clue in the gentle musculature of her stomach, the swirling patterns of her arteries, the delicate network of capillaries or the flowing curve of her clavicle. ‘I have to see her. Ask her myself.’
‘That is out of the question,’ Medford stated.

  — Допрос Доктора после регенерации Пейшенс, Холодный синтез

- Твоя память восстановилась? - тихо спросил Доктор.
- Не до конца, - ответила она.- Но я думаю, что так даже лучше. Я помню своего мужа и старшего сына.
- А своё имя?
- И твоё, - улыбнулась она и Доктор, почти игриво, отвёл глаза.

 

‘Has your memory returned?’ the Doctor asked gently.
‘Not all of it,’ she said. ‘But I think that is for the best. I remember my husband and my eldest son.’
‘Your name?’
‘And yours,’ she replied, smiling. The Doctor looked away, almost coyly.

  — Доктор и Пейшенс (ПРОЗА: Холодный синтез)

- Доктор? - произнесла Уитфилд, изображая некоторое удивление, словно ожидала увидеть кого-то другого. - Вот мы и встретились снова. А это должно быть наш прекрасный Пациент?
Попечитель поймал себя на том, что ему трудно отвести взгляд. Интуитивно он понимал, что перед ним действительно было существо, которое они нашли у подножия Машины почти в состоянии трупа. Он сам был первым кто понял, что тело всё ещё живое. Как так может быть, что прежнее иссохшее бесполое нечто превратилось в богиню, которая стояла перед ним сейчас. Она улыбнулась, и он понял, что не сможет задать этот вопрос.

 

‘Doctor?’ Whitfield said, expressing some surprise, as though it wasn’t quite who she’d expected. ‘We meet again. And this is the lovely Patient?’
The Protector realized he was staring. Instinctively he knew that this was indeed the near-corpse they had discovered at the foot of the Machine. He remembered studying the body. He had been the first to realize that it was still alive. How could such a leathery, sexless thing be transformed into the goddess before him now. She smiled at him, and he found it impossible to ask the question.

  — Впечатление земных учёных (ПРОЗА: Холодный синтез)

Солнце клонится к горизонту. Сейчас ранний вечер и дом кричит. Гвардейцы в полной церемониальной форме идут навстречу по коридору со стазерами в руках и мечами в ножнах на боку. Небо на горизонте огненно-красное.
- Обыщите комнаты.
- Вы не мо... - выстрел стазера убивает хранителя. Дом снова кричит, свет мигает. Мы все чувствуем его боль. Слышны детские крики. Старшего сына и его мать волокут за волосы во двор. Остальные двенадцать братьев и сестёр уже там, все в грязи. Где его жена? Где её муж? Младшие дети плачут, как и их мать. Старший сын встаёт и разворачивается к капитану - гвардейцу в шлеме с плюмажем.
- Я - Кардинал и Повелитель Времени первого ранга. Мой отец - постоянный член Высшего Совета, как и его отец до него. Кто санкционировал ваши действия?
Капитан гвардии разворачивает свиток.
- Согласно Президентскому декрету, лишь луморождённые могут принять Наследие Рассилона. Не должно быть более детей, рождённых женщиной. У нас приказ проверить этот дом на наличие выродков Пифии.
- Я хочу сам увидеть.
Капитан протягивает ему свиток. Старший сын бегло просматривает иероглифы, а затем внимательно осматривает печать.
- Это не подделка, - заключил он, - у них ордер на арест отца по обвинению в сожительстве с пришельцами.
После прочтения в нём словно что-то надломилось. Когда он говорит снова, в его голосе уже нет той решимости, которая звучала прежде.
- Моя жена должна родить завтра. Что они с ней сделают?
Врачи идут в сторону жилых комнат.
- В законе чётко сказано, сэр. Её беременность будет прервана немедленно. Её осмотрят здесь, а потом отвезут в медицинский центр. Я должен попросить вас отвести меня к ней. - Словно подчёркивая серьёзность намерений, капитан кладёт руку на рукоять меча. В оцепенении старший сын разворачивается и идёт к жилым комнатам. Его мать кричит, умоляя их остановиться.
- Почему вы делаете это сейчас? Где мой муж? - спрашивает она, - Пожалуйста, дождитесь моего мужа. Он - Доктор! (см. ориг. текст)

 

The sun is low on the horizon. It is the early evening and the house is screaming. Guards in full ceremonial dress are advancing down the corridor with stasers drawn and swords at their sides. The horizon is flame-red.
‘Search the bedchambers.’
‘You can’t –’ a staser blast, killing the housekeeper. The house screams again, its lights flicker. We all feel its pain. Screaming children. The eldest son, dragged with their mother by the hair into the courtyard. His twelve brothers and sisters there already, all in blue. Where is his wife? Where is her husband? The youngest are crying, like their mother.
The eldest son stood tall and faced the captain, the guard in the plumed helmet. ‘I am a Cardinal, and a Time Lord of the first rank. My father sits on the Supreme Council, as his father did before him. On whose authority are you acting?’
The guard captain unfurled a scroll. ‘By Presidential decree, only the Loom-born shall inherit the Legacy of Rassilon. There shall be no more children born of woman. We have authority to search this House for the spawn of the Pythia.’
‘Let me see that.’ The guard captain handed the scroll over.
The eldest son read the hieroglyphs, examined the seal. ‘It is genuine,’ he concluded. ‘They have issued a warrant for father’s arrest. They accuse him of consorting with aliens.’ Something had broken within him as he had read it. When he spoke again, his voice contained none of its former resolution. ‘My wife is expecting her child tomorrow. What do you propose that they do?’
Doctors were moving towards the bedchambers.
‘The law is clear, sir. Her pregnancy is to be ended at once. Your wife will be examined here, then taken to a medical centre. I must ask you to lead me to her.’ As if to add emphasis, the guard captain placed his hand on the hilt of his sword. Numbly, the eldest son nodded and began to walk towards the living quarters.
His mother screamed, begged them to stop.
‘Why are you doing this now? Where is my husband?’ she demanded. ‘Please wait for my husband. He is a Doctor!’

  — Воспоминания Пейшенс (ПРОЗА: Холодный синтез)

Мэдфорд стоял рядом с Пейшенс, которая тоже была в сознании.

 

Medford was standing over Patience, who was also conscious. He had not holstered his pistol.
‘Kneel down.’ She did as he asked, dropping her hands into her lap. She looked over to the Doctor for reassurance. Medford plucked the crown from her head with his free hand.
Without Patience, the telepathic link was difficult to maintain. The Doctor sat down, concentrating on the TARDIS, trying to picture it spinning through the Vortex. It was still there, and as it continued along its flightpath he could almost feel the damage done on its first journey being repaired.
He winced. An unexpected surge of energy. But temporal fusion was working, and now it was underway, as long as he concentrated, he would be able to regulate the process himself.
‘It is not too late to stop this war from happening!’ Doctor cried out, using precious fragments of his mental energy. ‘We can help you.’
‘You’ve helped us already, thank you. Now, though, keeping you alive any longer is just a threat to security.’ The Provost-General held up the pistol, a projectile weapon. ‘If the brain is destroyed, you can’t regenerate. That’s what you said, isn’t it?’
The Doctor nodded, unable to think. Just a few moments more and the Machine would be free of the damaged sections of the Vortex.
Medford placed the pistol to the back of Patience’s head.
His hand was still on her shoulder. She kept her eyes open, staring ahead, mouthing a plea to her husband.
‘No!’ the Doctor shouted. He found himself closing his eyes. For a moment the Machine swam away from his view. It was on the brink of safety, so close to sanctuary.
There was a gunshot.
But there wasn’t the sound of a body falling to the ground.
The Machine was away, with a clear path home to Gallifrey. The damage to the Time Vortex was mended.
The Doctor opened his eyes, filled with irrational hope. Patience still knelt there.
Medford released his grip on her shoulder. She pitched over. The Doctor lurched forward, snapping his connection with the Machine, but catching Patience. He crouched, cradling the back of her head. Her blue eyes were open, but empty. The Doctor’s fingertips had found the edge of the moist hole in the back of the skull. A warm liquid was dripping through his fingers.
Patience slowly faded out of existence. The Doctor uttered a short prayer in a language he couldn’t remember learning as she became lighter and lighter. She was gone now, and the Doctor was left clutching a bloodsoaked nightgown. He stared at it through wet eyes. Then he realized that the Provost-General was aiming the pistol at him.

  — Расстрел (ПРОЗА: Холодный синтез)

 

 

He picked up her nightgown. The blood had dried into Rorschach patterns: question marks and owls and stars.
‘It is not the first time you have met her, It will not bethe last.’
The thought filled the Doctor with hope. ‘Thank you.’
...
He hesitated before folding up the nightgown. He would take it with him. The Doctor left the observation dome, keying the sequence that closed and locked the door. As the chamber sealed behind him, the Doctor did not look back.

  — Разговор Доктора и феруту о Пейшенс

Версии Править

Навигация по главным категориям в ВИКИ ДОКТОР КТО

3 (круглый) 7 (круглый) 2 (круглый) 4 (круглый) 1 (круглый) 5 (круглый) 6 (круглый)